20 сентября 2011

Что китайцу хорошо





Что китайцу хорошо


Недавно в азиатских СМИ прошел слух: в Китае производят препараты «из мертвых детей». Корейские телевизионщики нашли больницу, куда будто бы продают результаты абортов и мертворожденных младенцев. Мол, как только у эскулапов появляется такой «материал», они тут же передают данные фармкомпаниям, которые и используют его для приготовления чудо-препаратов. Образцы капсул с подозрительной начинкой были переданы экспертам. Как сообщили потом СМИ, образцы на 99,7 процента состояли из человеческих биофрагментов: ногтей, волос, кожи... Сами эксперты, правда, официальных заявлений не делали. Так что это — инсинуация или неприкрытая правда? Вопрос не праздный: рынок экзотических медицинских препаратов, произведенных в Поднебесной, процветает и в России. В 2010 году через лишь один пункт пограничного пропуска «Забайкальск — Маньчжурия» в нашу страну экспортировано 169,8 тонны китайских лекарств на сумму 2,35 миллиона долларов...

Китайский бум
Древняя китайская медицина переживает небывалый ренессанс — сегодня ее препаратами и методиками пользуются в 140 странах. Дошло до того, что еще несколько лет назад заместитель министра культуры КНР Чжоу Хэпин заявил о намерении предложить ЮНЕСКО внести традиционную китайскую медицину в список мирового нематериального наследия. Насколько известно, предложение это пока не принято, что в общем-то объяснимо. Экспертам сначала надо разобраться, что конкретно они должны внести в заветный список. Ведь не секрет, что врачеватели из Поднебесной издревле использовали, мягко говоря, экзотическое сырье для своих снадобий. Например, в труде XVI века «Бэнь Цао Ган Му», своего рода библии китайских медиков, упоминаются почти 1700 медицинских субстанций — от огня и воды до раковин морских животных и редких растений. Особый перечень составляют «лекарства из человеческого материала». В нем перечислены 35 средств, которые изготавливаются из волос, ушной серы, экскрементов, мужского семени и прочих биологических «фрагментов».
Можно ли однозначно утверждать, что эти ингредиенты используются в производстве лекарств и по сей день? «Такие представления по меньшей мере наивны и могут возникать только при очень поверхностном взгляде на Китай, — считает известный синолог и писатель Бронислав Виногродский. — В древнекитайских фармакологических трактатах действительно перечислялось все — от мочи до человеческого дыхания. Например, считалось, что слюна со сладко-соленым вкусом лечит язвы, заболевания глаз, дезинфицирует... Но в наши дни китайцы не прибегают к подобным рецептам».
Разумеется, древняя китайская медицина и современная отличаются как небо и земля. В Китае еще в конце 90-х было принято законодательство, регулирующее оборот фармацевтической продукции. Государственное управление КНР по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными средствами предписало, что все препараты, прежде чем попасть на рынок, должны получить торговую лицензию, которая выдается после клинических испытаний. Над созданием, совершенствованием и клинической апробацией таблеток и микстур сегодня работают 120 университетов и научных институтов, а также 165 лечебных учреждений. Неудивительно, что в ответ на шумиху об использовании мертвых младенцев как источника сырья практически сразу же последовала реакция китайского минздрава: мол, в стране категорически запрещен забор любого человеческого «сырья» для медицинских целей. И тут китайские чиновники либо соврали, либо их неверно перевели. Дело в том, что во всех научно-исследовательских лабораториях мира, в том числе и китайских, сегодня активно работают с человеческим материалом. При этом помимо официальной есть медицина народная, та, что контролю практически не подлежит. Так, может, человеческие фрагменты используются там?

Что китайцу хорошо

Одна бабка намешала Сомнительные снадобья, произведенные в Китае, всплывают в России с пугающей регулярностью, вызывая тревогу у правоохранительных органов и медиков. Под видом чудодейственных препаратов к нам везут что попало. Скажем, в середине 90-х это были модные таблетки для похудения, в которых обнаружили сибутрамин — вещество, по действию очень напоминающее «клубный» наркотик ЛСД. Таблетки подавляли аппетит, но «моторили» на износ центральную нервную систему; пациенты все время находились в тонусе и не могли уснуть.
Сегодня практически ничего не изменилось, только теперь «чудо-таблетки» маскируются под биологически активные добавки (БАД). Именно рынок БАДов стал той лазейкой, через которую в страну бесконтрольно проникают сомнительные препараты. Дело в том, что регистрацией лекарственных препаратов занимаются Минздравсоцразвития и Росздравнадзор. Это значит, что каждая партия таблеток, прежде чем поступить в аптеку, обязательно попадает в специальный центр контроля качества лекарственных средств, где анализируется их состав. Список зарегистрированных субстанций жестко регламентируется — никакой экзотики. Чтобы выпустить лекарство на рынок, нужно предоставить экспертам всю доказательную базу о его полезности. «Другое дело БАДы: часто невозможно разобраться, что входит в их состав. И тут как раз есть основания для беспокойства», — говорит Орест Ибрагимов, генеральный директор одной из российских фармацевтических компаний.
Проблема в том, что препараты народной медицины более чем в 90 странах мира не считаются медикаментами и продаются не только без рецепта, но даже вне аптек. Их изготовители избегают процедуры обязательной сертификации и тестирования, констатируют эксперты ВОЗ. Общемировой статистики по этой проблеме пока нет, но, например, в одном только Китае в 2002 году от народной медицины пострадали 9854 человека — это официально зарегистрированные случаи.
«Население у нас очень любит чудодейственные средства излечения, и люди часто покупают настойки и препараты, руководствуясь красивым названием типа «Ухо уснувшего дракона» и тем, что средство сделано в Китае — а значит, имеет волшебную силу, — рассуждает врач-терапевт Валерия Добролюбова. — Никто не отрицает возможностей восточной медицины, но у нас увлечение ею приняло слишком широкий масштаб, причем опасно то, что люди сами себе назначают незнакомые препараты и начинают их бесконтрольно принимать».
Кроме того, эти экзотические примочки-порошки если и могут помочь, то лишь самим китайцам. Никто ведь не отменял золотое правило медицины: организм человека лучшим образом усваивает те препараты, ингредиенты которых присутствуют в ареале его обитания. «Исторически врачи пытались подобрать для лечения человека препараты из ингредиентов, которые соответствуют его среде обитания, — поясняет Орест Ибрагимов. — Организм европейца может элементарно не принять экзотические составляющие того или иного китайского препарата». Последствия могут быть самыми разными — от отравлений и острых аллергических реакций до возникновения злокачественных образований. Так что формула «что китайцу хорошо, то русскому смерть», увы, вполне справедлива. Например, в народных китайских рецептах очень популярны дериваты бурого и гималайского медведей — желчь, лапы, мясо, а также дериваты животных, занесенных в Красную книгу, — скажем, амурского тигра (особенно славится его пенис — как средство от импотенции). По словам кандидата биологических наук Сергея Арамилева, из такого сырья получаются сильнодействующие препараты, которые могут спровоцировать ухудшение здоровья у человека, родившегося в средней полосе. Так, передозировка медвежьей желчи способна привести к потере зрения. Если злоупотребить препаратами на основе пантов пятнистого оленя, которые ускоряют обмен веществ, повысится кровяное давление, что может спровоцировать гипертонический криз или инсульт.

Что китайцу хорошо

Что думают по этому поводу специалисты, прописывающие подобные препараты своим пациентам, нам выяснить не удалось. «Итоги» обратились за комментариями в несколько центров традиционной китайской медицины, работающих в Москве, но, увы, ни в одном из них так и не нашли возможности пообщаться с нами по данной проблеме. Это не может не наводить на размышления: где гарантия, что в предлагаемых препаратах не содержится «человеческий материал»? И какой именно? Волосы, ногти, зубы? Специалисты не исключают этого, но вот насчет «мертвых младенцев» сильно сомневаются. «Нет никаких оснований подозревать, что у нас за спиной проводятся секретные опыты по производству препаратов из эмбрионов, — утверждает президент Российского общества акушеров-гинекологов академик РАМН Владимир Серов. — Возникающие слухи не находят подтверждений. А если кто-то пытается заработать на этом деньги, покупать такой товар не следует: вас просто обманывают». За руку никого из производителей народных снадобий не ловили. Однако если коснуться современных лекарственных средств, выпускаемых под контролем китайских властей, то вполне может оказаться, что в них присутствует человеческий биоматериал.
Что китайцу хорошо

Научная проблема Не секрет, что во всем мире ведутся исследования по получению линий эмбриональных стволовых клеток человека и их выделению из биоисточников. Для этого не может не использоваться человеческий материал. «По происхождению стволовые клетки можно разделить на два основных типа — эмбриональные и соматические, то есть клетки человеческого тела, — разъясняет директор Республиканского центра репродукции человека профессор Андрей Акопян. — Соматические обладают низкой способностью давать начало различным клеточным линиям, потому и малоперспективны. А эмбриональные наиболее универсальны: они способны дифференцироваться в полноценный организм, целостный орган или тканевую структуру. К ним относятся и фетальные стволовые клетки, то есть те, которые находятся в пуповинной крови и плаценте: они легко трансформируются в разные типы клеток». Именно эти ценные свойства клеток легли в основу целого направления в биомедицине — фетотерапии. Эмбриональные и фетальные клетки, как предполагают эскулапы, открывают море возможностей. Они могут применяться при лечении диабета, болезни Паркинсона, травм спинного мозга, заболеваний печени и сердца, бесплодия.
Самые разные страны работают в этом направлении, и каждая выбрала свой путь. Законодательство США и Европы в данной области варьируется от разрешения экспериментов с эмбриональными клетками до полного на это запрета. А вот Китай лояльно относится к проблеме и вовсю ведет исследования по получению линий эмбриональных клеток человека и их выделению из других биоисточников. Если и существует проблема недобросовестного использования эмбриональных и фетальных клеток из абортивных и иных человеческих материалов, то пока она не доказана. Но сама по себе фетотерапия — направление перспективное, хотя и спорное: до сих пор не доказаны как абсолютная польза, так и вред от лечения стволовыми клетками. И потом что считать недобросовестным использованием?
«Сегодня реальная проблема — псевдонаучная реклама препаратов, якобы изготовленных из такого материала, — считает Андрей Акопян. — В последнее время появились объявления об омоложении, лечении почти всех болезней с использованием стволовых технологий в малоизвестных частных клиниках. Источник клеток, используемых в этих клиниках, как правило, неизвестен. И потому тут же рождаются чудовищные предположения о невинно убиенных младенцах, которых якобы используют для этих целей. Допускаю, что китайцы экспериментируют с получением каких-то препаратов на основе абортивных материалов. Буддизм относится к этому куда лояльнее, чем христианство».
Этический казус
Действительно, отношение к этой проблеме христиан и буддистов принципиально разное. Внутреннее табу на какое-либо употребление нерожденного плода — будь то человек или животное — характерно для всей христианской традиции, которая признает плод в утробе состоявшимся, живым существом и соответственно запрещает его умерщвление ради чьей-то выгоды. На Востоке иной подход. В основе китайской народной медицины лежит конфуцианская этика, исходя из которой все объекты во Вселенной — единотелесны и континуальны, все состоит из одних и тех же субстанций. Таким образом, функции живого организма присущи и универсуму в целом. Все принадлежит всем, а потому все может быть использовано для блага индивидуума. «Используются же в китайской народной медицине зародыши животных, — рассказывает Сергей Арамилев. — Так, зародыши оленя, полученные прямо из утробы матери, замораживают, сушат, обрабатывают в зависимости от того, что хотят получить. Считается, что они помогают от бесплодия». И по логике нет никаких ментальных запретов на использование эмбрионального человеческого материала.
Впрочем, вопрос ментального восприятия — лишь часть большой этической проблемы. Допустимо ли в принципе использование материалов, источниками которых могут быть кровь из пупочного канатика, ткань зародыша или плода на различных стадиях развития? Можно ли брать с этой целью материалы, оставшиеся после абортов? Однозначного ответа на все эти вопросы в обществе до сих пор нет. Пока он ищется, люди жаждут долголетия и глотают БАДы и снадобья, стараясь не думать о том, из чего они. А на этот высокий спрос есть и соответствующее предложение.
Превыше интересов науки и этических норм стоят соображения бизнеса. Несколько лет назад министерство науки и техники КНР объявило, что правительство намерено выделить 6,4 миллиарда юаней на работу по расширению номенклатуры народных лекарств. В последние годы в провинциях Юньнань, Гуйчжоу, Сычуань, Ганьсу, Цзилинь быстрыми темпами строятся крупные производственные центры, которые спешат удовлетворить бешеный спрос на чудо-препараты. Если в 2003-м в годовом обороте лекарственных средств Китая на долю препаратов народной медицины приходилось 38 процентов, или 7,6 миллиарда долларов, то сегодня, по некоторым экспертным оценкам, эта доля составляет уже не менее 50 процентов, что приносит стране около 10 миллиардов долларов в год. Китайцев можно понять — они готовы любыми способами поддерживать веру в чудеса своей медицины, лишь бы сохранить этот источник дохода.
Противостоять лавине сомнительного пиара и левых препаратов из Китая должен по идее Роспотребнадзор. Время от времени он реагирует, но как-то вяло. Несколько лет назад, например, установили, что в состав БАДа китайского производства «Юй Шу — Золотая формула стройности» входит психотропное вещество — мазиндол. После этого препарат стали изымать из продажи. В Роспотребнадзоре, куда «Итоги» обратились за комментариями, смогли сказать лишь, что не скрывают своей озабоченности по поводу продуктов, продаваемых под видом БАДов, и других подобных средств, и за этим нужен более тщательный контроль. На самом деле это задача не из простых. «Как определить «норму» того, что добавлено в такие капсулы? — рассуждает Орест Ибрагимов. — Никакие химические анализы это качество доказать не смогут. Поэтому у нас часто вынуждены ограничиться проверкой БАДов на отсутствие болезнетворных микробов и одним-двумя общими показателями».
Получается, что самый радикальный шаг со стороны ведомства — ограничение на рекламу биодобавок. Тотальной атаки на фармакологическую продукцию из Поднебесной пока незаметно — видимо, в ведомстве Онищенко вина с берегов Куры считают более опасными, нежели сомнительные снадобья с берегов Янцзы. Потому потребитель пьет медвежью желчь и заедает драконьей чешуей. Разрешено государством...

Виктория Юхова,Наталия Лескова


Серое и левое

Сомнительные медицинскиe препараты попадают из Китая в Россию двумя путями. Первый — серый, при котором лекарства завозятся в страну под видом фармакологических полуфабрикатов. Согласно существующему законодательству на территорию нашей страны можно ввозить в коммерческих целях лишь официально зарегистрированное в Минздравсоцразвития лекарственное средство. Однако большая часть левых лекарств из Китая декларируется на таможне как химические препараты. Это не требует регистрации в Минздравсоцразвития, да и таможенные пошлины на них гораздо ниже. Узнать, кто является настоящим производителем будущего лекарства, зачастую вообще не представляется возможным. Как рассказали «Итогам» таможенные брокеры, все дело в том, что при импорте химических соединений в основном используются полулегальные схемы закупок через фирмы-посредники, отследить которые практически невозможно.
Второй путь — контрабанда. Именно по этому каналу в Россию завозятся анаболические стероиды, гормон роста и сомнительные препараты для омоложения, которые активно применяют в центрах китайской медицины. К числу таких медикаментов относятся не только медвежьи лапы и усы тигра, но и препараты, для производства которых использовался человеческий материал.
Начальник отдела торговых ограничений и экспортного контроля Дальневосточного таможенного управления (ДВТУ) Галина Щербина прямо заявила: «Большинство ввозимых на территорию России биологически активных добавок из Китая содержат вещества, пагубно влияющие на организм человека». В состав препаратов для похудения зачастую входят вещества успокаивающего и даже наркотического действия: псевдоэфедрин, фенобарбитал, сибутрамин, теофедрин, диазепам и некоторые другие.
По данным пресс-секретаря Дальневосточной оперативной таможни Станислава Щедрина, по итогам первого полугодия 2011 года по фактам незаконного ввоза сильнодействующих веществ из Китая было возбуждено 26 уголовных дел, а с учетом выявленных наркотических веществ возбуждено 41 дело по статье 188 УК «Контрабанда». Было изъято около 4 килограммов сильнодействующих веществ.
Григорий Санин
Что китайцу хорошо